На границе тучи ходят хмуро: почему не работает международное банкротство

Фото:www.bizjournals.com

Добиться признания решения иностранного суда в России или решения российского суда за границей – большая проблема. Это не регулирует ни один международный договор из тех, которые Россия ратифицировала. А ее закон устанавливает «принцип взаимности», который, по мнению юристов, на практике не работает. Из-за такой ситуации на практике нередко происходят казусы – как, например, в случае с бизнесменом Владимиром Кехманом, который был признан банкротом дважды: сначала в Великобритании, а потом в России. Впрочем, есть и единичные положительные примеры. О своем опыте рассказали юристы, которые помогали арестовывать зарубежные активы Сергея Пугачева, бывшего владельца «Межпромбанка»

Дважды банкрот

Осенью 2012 года Высокий суд Лондона признал банкротом руководителя двух театров - Михайловского театра и Новосибирского театра оперы и балета, а также бывшего гендиректора компании JFC Владимира Кехмана. Но спустя три года – в октябре 2015-го - с заявлением о несостоятельности Кехмана в российский суд обратился Сбербанк (А56-71378/2015). В этом месяце в РФ вступили в силу изменения в Закон о банкротстве в части банкротства граждан.

Как следует из материалов дела, долг Кехмана только перед Сбербанком, который не участвовал в лондонском процессе, составлял 4,3 млрд. рублей. С требованиями еще почти на 5 млрд. рублей выступили пять других компаний: «Райффайзенбанк», «Промсвязьбанк», «Юникредит банк», ООО «Аквамарин» и ООО «Пулковская торговая компания».

В декабре 2015 Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области начал процесс банкротства, а в июле 2016 года признал Кехмана банкротом, отказав ему в реструктуризации долгов. Еще в разгар процедуры банкротства Кехман попытался остановить повторный процесс, и весной 2016 года подал заявление с просьбой признать в России решение лондонского суда. Эта процедура обязательна в соответствии со ст. 241 АПК («Признание и приведение в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений»).

Но российский суд бизнесмену отказал в силу нескольких причин.  Во-первых, Кехман не доказал, что решение Высокого суда Лондона вступило в силу. Во-вторых, должник мог ущемить права кредиторов, которые могли и не знать о процессе в Великобритании. Как отметил суд, решения иностранных судов должны признаваться в соответствии с международными договорами. Но на сегодняшний день Россия не заключила ни одного такого договора, касающегося банкротства. Кроме того, решения иностранных судов по делам о несостоятельности признаются «на началах взаимности». Но в деле нет доказательств тому, что английские суды в свою очередь признают решения российских, говорится в судебном акте.

Теперь все имущество Кехмана будет обращено в пользу кредиторов, ему запрещено выезжать заграницу, а все его траты свыше 50 тыс. руб. до окончания процедур контролирует арбитражный управляющий. Правда адвокаты Кехмана настаивают, что у их доверителя уже и так ничего нет.

Принцип невзаимности

Сейчас в России нет сложившейся практики по признанию и исполнению решений иностранных судов по делам о банкротстве, говорит юрист практики разрешения споров Адвокатского бюро «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Дмитрий Кукшинов.

С формальной точки зрения, решения иностранных судов в России признаются путем подачи заявления в российский суд. Для признания решения российского суда нужно подать заявление в суд государства, где оно должно быть признано, поясняет партнер BMS Law Firm Денис Фролов. Но главная проблема – отсутствие четких законов и международных договоров, поясняет юрист.

«Критерий взаимности, на который ссылаются российские суды, никак не улучшает ситуацию, - говорит Дмитрий Кукшинов. - Этот критерий требует, чтобы заявитель, требующий признания решения иностранного суда о банкротстве, доказал, что суды иностранного государства признают решения российских судов. Но доказать это практически невозможно».

Но на практике все же бывают исключения, говорит юрист. Например, компания «Калинка Трейд Ас» в 2006 году добилась признания в России решения Морского и Коммерческого Суда Копенгагена (А56-56528/2005), который признал ее банкротом, рассказывает Кукшинов.

Но вернуть активы или средства должника, которые уже «утекли» за границу, более чем проблематично, отмечает юрист. С ним согласен и Денис Фролов: чтобы вернуть имущество, нужно обратиться в иностранный суд. Но пока будет идти процесс, активы снова переведут в новый офшор, поясняет юрист. Этим часто пользуются недобросовестные бенефициары, когда выводят активы за рубеж и фактически банкротят фирму-пустышку. Например, из США или Великобритании почти никогда ничего не удавалось вернуть, говорят эксперты. Впрочем, есть и редкие исключения. Одно из них - дело экс-сенатора от Тувы, бывшего владельца Межпромбанка Сергея Пугачева.

От Франции до Каймановых островов

В апреле 2015 г. Арбитражный суд Москвы удовлетворил требование о привлечении к субсидиарной ответственности в беспрецедентном размере. Он решил взыскать 75 млрд руб. с Сергея Пугачева и нескольких топ-менеджеров обанкротившегося Межпромбанка. Контролирующие лица нарастили заведомо невозвратную задолженность, выдавая кредиты «однодневкам», и расторгали договоры залога акций, что в итоге и привело к банкротству банка, настаивал в суде его представитель, Агентство по страхованию вкладов. Суд поддержал эту позицию.

Но едва ли не большие успехи АСВ показало в деле поиска и ареста активов Пугачева. Экс-банкир, который в России объявлен в розыск, живет за рубежом, где и находится его имущество. В мае 2016 г. сообщалось, что обеспечение наложено на 47-метровую яхту, зарегистрированную на Кайманских островах, и несколько французских вилл. А в июле стало известно, что заморожены швейцарские счета опального банкира. Также решение приведено в силу в Англии, Высокий суд которой пытался привлечь Пугачева к суду по инициативе АСВ. Но тот сбежал во Францию, за что был заочно приговорен в Англии к двум годам тюрьмы.

АСВ в этих тяжбах представляет, в том числе, юридическая группа «Яковлев и партнеры». Ее партнер, адвокат, руководитель практики сопровождения банковской деятельности Майя Чудутова не видит больших проблем в признании российских актов в этом деле. Изначально Межпромбанк подал заявление (иск) к Пугачеву в английский и российский суды, поставив его перед процессуальным выбором. Экс-банкир выбрал юрисдикцию РФ, о чем сообщил Высокому суду Англии и Уэльса, поэтому признать там решение российского суда не составило большого труда, рассказывает Майя Чудутова.

Не сложно это и во Франции, где есть обширная практика по такому вопросу, продолжает адвокат. «После признания мы также доказываем "вуальность" трастов, корпоративных структур с целью ареста, обращения взыскания на активы напрямую, а не через цепочку компаний», - делится Майя Чудутова.

Юристам, которым только предстоит такая задача, она советует проконсультироваться с коллегами из страны, где планируется признавать российское решение. «Например, во Франции важно надлежащее уведомление ответчика о судебных заседаниях в случаях, если ответчик не являлся в российский суд,» - приводит пример адвокат. В этом случае было бы целесообразно уведомить дополнительно способом, который принят во Франции, через местных приставов, продолжает она.

«Необходимо проконсультироваться с юристыми юрисдикций, где планируется признавать российское решение о правилах, практики признания судебных актов российских судов, - советует Майя Чудутова. - Например, во Франции важно надлежащее уведомление ответчика о судебных заседаниях, в случаях, если ответчик не являлся в российский суд. Целесообразно в этом случае уведомить дополнительно способом, применяемом во Франции, через французских приставов».

Но чтобы улучшить ситуацию в целом и облегчить жизнь кредиторам, законодателю уже давно нужно было принять закон «о трансграничном банкротстве», - подытоживает Дмитрий Кукшинов.